Своим заместителям он не доверяет.

Своим заместителям он не доверяет.

Командовать или подчиняться? - М.Е. Литвак

Подчиненные
должны знать, что возражать такому начальнику нельзя. Да и никто не думает
возражать. Ведь все показатели растут и их зарплаты тоже. Но, связываясь с
таким руководителем, подумайте, хватит ли у вас сил, ибо от своих намерений он
не отступит. Человеческий фактор у него стоит на втором месте. Еще в Библии
писалось: «С отважным не пускайся в путь, чтобы он не был тебе в тягость; ибо
он будет по­ступать по-своему, и ты можешь погибнуть от его без­рассудства»
(Сир. 8, 18).

Интенсивники
не так заметны, как экспансионисты. Они стараются вначале укрепить фундамент,
обзаве­стись хорошими корнями. Общий принцип здесь та­кой. Вначале они
формируют стиль учреждения и за­нимаются каким-нибудь одним делом, но доводят
его до совершенства, делают его уникальным. Вначале их считают немного помешанными,
потом замечают, что в этом что-то есть. Потом выясняется, что только так и
должно быть. Поскольку больше этими методами или этим делом не владеет никто,
то вдруг все это стало очень необходимо, и у него без особого напряжения
сформировалось несколько десятков филиалов в Рос­сии и в дальнем и ближнем
зарубежье. Особенность такого развития еще заключалась в том, что он сам никому
предложения не делал. Делали предложения ему, а он из того, что ему было
необходимо, выбирал, да так, чтобы не очень надрываться.

Характеристика
культурно-развлекательной группы

Вот
как выглядит пирамида, которой руководит на­чальник, являющийся представителем
культурно-раз-

Рис. 3. Управленческая пирамида руководителя-кулыурника

Как
вы видите, все и вся под ним. Стиль управле­ния культурника автократический.
Он вмешивается во все. Своим заместителям он не доверяет. Они фак­тически
являются его информаторами. Самостоятель­ных решений не принимают и не имеют
права прини­мать. Решать какие-то фундаментальные вопросы с его заместителями и
руководителями подразделений невозможно. Нерешенных дел становится все больше.
Ему некогда, а заместителям и руководителям подраз­делений полномочий не дает.
Карьеристам там очень плохо. Ведь не расти они не могут. Все березы и кипа­рисы
под таким начальником находятся в скрюченном состоянии. Лишь помидоры и те, кто
стелятся, чувству­ют там себя хорошо. Обычно он занят с утра до позд­него
вечера. В его приемной толпится всегда много на­рода. С работы он всегда уходит
очень поздно. И даже находясь в отпуске, он или выходит временами на ра­боту,
или руководит по телефону. И вообще он вечно занят. Больше всего достается от
него его заместите­лям и помощникам, которые повседневно с ним обща­ются и
являются козлами отпущения. Но если они не возражают ему, дают ему выкричаться
и не донимают реформаторскими идеями, то могут довольно сносно с ним
существовать. Конфликтует он с карьеристами, которых зажимает настолько,
насколько сможет, а от особенно ретивых попросту избавляется при любом удобном
случае. Кстати, карьерист всегда более уяз­вим, чем культурник, ибо он
старается ввести в работу что-то принципиально новое, не устоявшееся, не апро­бированное.
К нему легче придраться. Ведь принци­пиально новое в практическом плане менее
надежно, чем устоявшееся. Я думаю, что первые автомобили были гораздо менее
надежны как транспортное сред­ство, чем привычные лошади.