С ним банальное становится необычным.

С ним банальное становится необычным.

Командовать или подчиняться? - М.Е. Литвак

Все
вожди никогда не могли править, не считаясь с воображением. Владеть искусством
производить впе­чатление на толпы, значит, владеть искусством упра­влять ими.
Необходимо использование образа во всех его формах, поскольку тем самым ««человек должен еще меньше напрягать свой рассудок: ему
достаточ­но всего-навсего посмотреть и прочитать самые ко­ротенькие тексты» (Гитлер).

Слова
воскрешают психические образы, но еще могущественнее образы, представленные
наглядно. Средства коммуникации претерпели эволюцию. Вна­чале было усиление
выразительности слов за счет ра­дио, затем непосредственное порождение образов
за счет кино и телевидения. И, прежде всего, следует убрать неугодных из
телевидения. Радио слушает го­раздо меньше людей, а читающей публики еще мень­ше.

Книгопечатание
создало базу критическому мышле­нию, а радио и телевидение обеспечили
автоматиче­скому мышлению техническую базу и мощь, которую трудно предвидеть.
Средства коммуникации сделали автоматическое мышление историческим фактором. И
этот фактор будет иметь место, пока существует толпа.

Как
вождь должен взяться за дело, чтобы сдвинуть массу и утвердить свое влияние на
нее? Два пути ему заведомо закрыты: сила и разум.

Сила
гарантирует внешнее подчинение посред­ством страха. Но сердца не будут тронуты,
умы оста­нутся безучастными и люди выразят лишь внешнее со­гласие.

Ум
тоже не подходит, ибо массы нечувствительны к рассудочным доказательствам.

Если
сила исключается, а разум неэффективен, на­стоящему вождю остается третий путь:
обольщение.

Авторитет
обольщает, а вождь - обольститель. Как только обаяние начинает действовать, так
масса пре­вращается в сомнамбулу. Как и гипнотизер, он уводит толпу от ее
действительности, чтобы представить ей лучшую действительность, более красивую,
соответ­ствующую ее надеждам. С ним банальное становится необычным. И он об
этом думает ежеминутно. Наполе­он и Цезарь в суматохе полей сражений всегда
думают о зрелище, которое они представляют.