Но это затрудняет усвоение материала.

Но это затрудняет усвоение материала.

Командовать или подчиняться? - М.Е. Литвак

В
книге встречаются просторечные обороты, и очень мало научной терминологии, за
что прошу прощения у представителей чистой науки. Моя задача быть понят­ным
тем, ради кого я работаю, а что обо мне подумают те, которые моих книг не
читают и не используют для своей работы, для меня не столь важно. Кроме того, в
ней мало специфической научной терминологии. За это мои работы часто считают
примитивными. Но то, что просто, не всегда примитивно.

В
этой книге также я старался в новом свете пока­зать некоторые вещи, на которые
мы зачастую вооб­ще не обращаем внимание. Глупость, вошедшая в при­вычку, уже
не воспринимается как глупость и не заме­чается как глупость. Меры не
принимаются. Дело стра­дает. Маленький пример. Многие студенческие аудито­рии
построены в виде амфитеатра. Но это затрудня­ет усвоение материала. Трудно
принять информацию гномика, который что-то там делает внизу. Но не мо­гу же я
ставить вопрос о перестройке всех аудиторий. Я стал читать лекции, став на
стол, т. е. сравнявшись по размерам с сидящими наверху студентами. Внима­ние
слушателей увеличилось, следовательно, и усво­яемость стала большей.

Так
вот, я стараюсь быть понятым вами, мои дорогие читатели, вами, которые не знают
научной термино­логии. И я использую все имеющиеся для этого сред­ства. А
просторечные слова и обороты довольно часто основную мысль делают более ясной.
Как говорил Э. Берн, «иногда в светлой комнате легче ориентировать­ся, чем в
потемках». Кроме того, некоторые мои герои именно так говорили» Я просто
записал их речи. Здесь я последовал примеру А. С. Пушкина, Я. Гашека и мно­гих
других наших классиков, использовавших народ­ную речь. В качестве защитника я
беру себе Я. Гашека, который в ответ на критику писал следующее: «Люди, которых
коробит от сильных выражений, просто тру­сы, и такие слабые люди наносят
наибольший вред культуре и общественной морали. Они хотели бы пре­вратить весь
чешский народ в сентиментальных люди­шек, онанистов псевдокультуры... Такие
люди страшно негодуют, но ходят по общественным уборным читать непристойные
надписи на стенах. Правильно было когда-то сказано, что человек, получивший
здоровое воспитание, может читать все. Осуждать то, что есте­ственно, могут
лишь люди духовно бесстыдные, изо­щренные похабники, которые, придерживаясь
гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом на­брасываются на
отдельные слова».