В науке трудового права Р.

В науке трудового права Р.

Курс трудового права - Лушников А.М

Вместе с тем в стане сторонников судебной
практики как источ­ника трудового права нет единства подходов. Одни авторы за
судеб­ной практикой признают роль самостоятельного источника права, другие
относят ее к вспомогательным, дополнительным источникам. В науке трудового
права Р.З. Лившиц рассматривал нормы судебных органов в качестве
самостоятельной разновидности правовых норм. По его мнению, нормы права
непременно проходят через государст­венные органы (или санкционируются ими),
поэтому их можно клас­сифицировать по связи с государственной властью.
Государственная власть осуществляется тремя основными ветвями: законодательной,
исполнительной, судебной. Отсюда основными видами правовых норм следует считать
акты законодательства, акты управления (подзакон­ные акты) и акты правосудия.
По мнению ученого, на первых этапах движения к правовому государству источником
права являются поста­новления высших судебных органов, а в перспективе сила и
авторитет правовой нормы будут признаны и за отдельными судебными реше- ниями<>
style='mso-footnote-id:ftn1444' href="#_ftn1444" name="_ftnref1444" title="">[1444].
В этом подходе есть необходимая логика. Любая власть, в том числе и судебная,
имеет право в пределах своей компетенции прини­мать общеобязательные нормы
правового характера.

На наш взгляд, руководящая судебная
практика не является само­стоятельным и самодостаточным источником права. В
этой части мы солидарны с мнением теоретика права В.М. Горшенева, который счи­тал,
что руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда следу­ет относить к
источникам права, но в качестве дополнительных
href="#_ftn1445" name="_ftnref1445" title="">[1445]. Ав­торы, признающие за
судебной практикой такую функцию источника права, тем не менее не приравнивают
их к нормам закона, обосновы­вают их «своеобразие», особенности<>
style='mso-footnote-id:ftn1446' href="#_ftn1446" name="_ftnref1446" title="">[1446].
Так, А.Ф. Черданцев видит ре­шение судьбы сложной правовой природы руководящих
постановле­ний высших судебных органов в определении этих актов как особой
разновидности нормативных актов. Он назвал их интерпретационны­ми нормативными
актами, содержащими интерпретационные нормы (нормы о нормах), предписывающие
определенное понимание зако­нов, нормы-разъяснения. По общему правилу
содержание названных актов не может выходить за рамки толкуемых актов. Если
остаться на позиции «чистой» теории положительного (позитивного) права, то акты
официального судебного толкования не должны содержать нор­мативной новизны. Так
должно быть, но фактически судебные орга­ны вынуждены создавать правоположения,
восполняющие пробелы в праве. По справедливому замечанию А.Ф. Черданцева, эти
право- положения фактически начинают функционировать как нормы пра­ва, изданные
законодателем. Они, безусловно, имеют определенные элементы делегированного
нормотворчества как с фактической сто­роны, так и с нормативной<>
style='mso-footnote-id:ftn1447' href="#_ftn1447" name="_ftnref1447" title="">[1447].