Уже в конце 19201922 гг.

Уже в конце 19201922 гг.

Курс трудового права - Лушников А.М

Еще до принятия нового
КЗоТа РСФСР в 1922 г. в подзаконном порядке предписывалось отдавать
предпочтение в оставлении на ра­боте при сокращении штата одиноким женщинам с
детьми в возрас­те до года. Увольнение беременных женщин по инициативе админи­страции
допускалось производить только в исключительных случаях и только с санкции
инспектора труда. В 1925 г. аналогичный порядок был распространен на увольнение
одиноких женщин с детьми в возрас­те до года
href="#_ftn253" name="_ftnref253" title="">[253].
Параллельно новая власть пыталась использовать трудовое законодательство для
борьбы с проституцией посредством вовлечения проституток в общественное
производство. Например, циркуляр НКТ СССР от 8 октября 1924 г. устанавливал
порядок поступления на ра­боту одиноких женщин, снятых с учета биржи труда,
более льготный по сравнению с другими категориями работников, помимо бирж тру­да<>
style='mso-footnote-id:ftn254' href="#_ftn254" name="_ftnref254" title="">[254]. Декретом СНК РСФСР
от 15 октября 1921 г. социальное страхо­вание стало осуществляться за счет
средств работодателей, а 9 декабря

1921    г.
Декретом «О социальном обеспечении при временной нетру­доспособности и
материнстве» пособие по материнству устанавлива­ется в размере фактического
заработка
title="">[255].

КЗоТ РСФСР 1922 г.<>
style='mso-footnote-id:ftn256' href="#_ftn256" name="_ftnref256" title="">[256] был в какой-то
степени возвращением не только в рамки цивилизационного подхода к трудовым
отношениям, но и просто к здравому смыслу. Уже в конце 1920—1922 гг. принима­ется
Декрет СНК РСФСР «О коллективных договорах» (от 22 августа

1922    г.)<>
style='mso-footnote-id:ftn257' href="#_ftn257" name="_ftnref257" title="">[257], утверждаются
основные положения о тарифах, отменяются трудовая повинность и связанная с ней
трудовая мобилизация. Рез­ко уменьшается степень милитаризации труда. На
протяжении все­го 1921 г. трудовые армии, созданные на базе воинских
объединений в 1920 г. и доходившие до 180 тыс. человек, непрерывно сокращались,
а 30 декабря 1921 г. принимается решение об их расформировании<>
style='mso-footnote-id:ftn258' href="#_ftn258" name="_ftnref258" title="">[258]. Помимо учета
реалий мирного времени это означало и признание но­вой властью неэффективности военизированного
принудительного труда. В КЗоТе 1922 г. было 27 разделов и 192 статьи. От
существовав­шего ранее обязательного для всех тарифа произошел переход к уста­новлению
только минимальной зарплаты и ставки оплаты за сверх­урочные работы. Реабилитировались
договорные начала, причем ус­ловия всех договоров и соглашений о труде не
должны были ухудшать положение работников по сравнению с нормами,
установленными КЗоТ, и в противном случае они признавались недействительными.
Без согласия работника не допускался перевод на другую работу, в том числе
изменение трудовой функции, предусмотренной трудовым дого­вором. Произошел
отход от твердо фиксированного рабочего времени в сторону установления
максимального восьмичасового рабочего дня, причем в коллективных и трудовых
договорах могло быть установлено дальнейшее его сокращение. Наконец, КЗоТ 1922
г. был гораздо ме­нее прямолинеен и идеологизирован, носил в целом
компромиссный характер, выполняя не только социально-защитную, но и экономи­ческую
функцию
title="">[259].
При этом новый Кодекс сохранил комплекс норм, принятых еще в 1918 г., которые
защищали интересы работников. Их можно отнести к своеобразному «золотому фонду»
советского трудо­вого права. Это закрытый перечень оснований увольнения по
инициа­тиве работодателя, восьмичасовой рабочий день, минимальный еже­годный
оплачиваемый отпуск, запрет детского труда и охрана труда женщин и
несовершеннолетних, ограничение сверхурочных работ, оплачиваемый отпуск по
беременности и родам и др. Достаточную правовую регламентацию впервые получили
коллективные договоры, гарантии и компенсации, деятельность профсоюзов. Был
закреплен принцип паритетного разрешения трудовых споров, что отразилось на
порядке формирования и деятельности расчетно-конфликтных ко­миссий (РКК),
примирительных камер и третейских судов. Две гла­вы: «О коллективных договорах»
(IV, ст. 15—26) и «О трудовом дого­воре» (V) не имели аналогов в предыдущем
Кодексе. При приеме на работу было разрешено проводить предварительные
испытания (ст. 38 и 39), расширялся круг оснований увольнения (ст. 47). Другие
совет­ские республики по «дружественному предложению» ВЦИК РСФСР либо ввели на
своей территории КЗоТ РСФСР без изменений, либо приняли свои кодексы на основе
российского.