Так, на основе подписанных В.

Так, на основе подписанных В.

Курс трудового права - Лушников А.М

В советской науке
трудового права ученые были единодушны в по­нимании необходимости и возможности
количественной оценки (из­мерения) эффективности норм трудового права. Мнения
расходились лишь по отдельным вопросам методики таких измерений. Не претендуя
на окончательное решение этой проблемы, выскажем некоторые суж­дения на сей
счет. На наш взгляд, методика измерения эффективности норм трудового права
включает: а) определение целей правовой нормы (основных, вторичных и т.д.),
т.е. иерархии целей; б) приведение в со­поставимый (сравнимый) вид целей и
результатов действия норм пра­ва посредством введения операциональных понятий
(критериев, пока­зателей эффективности); в) выявление причинно-следственной
связи между действиями правовых норм и наступившим социальным резуль­татом,
т.е. вычленение «правового вклада». Очевидно, что юридиче­ская и социальная
эффективность норм права, в отличие от экономи­ческой, не может быть полностью
сведена к количественным показа­телям. Многие качественные изменения в
общественных отношениях под воздействием правовых факторов невозможно вычислить
и дове­сти до числового выражения.

Анализ и измерение эффективности
той или иной нормы права, как писал В.И. Никитинский, не являются самоцелью, их
результа­ты - лишь исходная база для поиска эффективных вариантов право­вого
регулирования
title="">[175].
Одним из таких вариантов, по мнению ученых- трудовиков, являлся правовой
эксперимент в сфере труда, т.е. приме­нение экспериментальных методов в
правотворчестве.

Правовой эксперимент в
сфере труда. В России в первой трети XIX в. правовые
эксперименты предпринимались в отношении некоторых за­конодательных изменений,
которые подвергались предварительно­му «опыту в какой-либо отдельной области
или губернии, с тем что­бы в случае если опыт оправдает надежды и
предположения, реформа была внесена на обсуждение Государственного совета с
теми измене­ниями, которые признаны будут полезными по указанию опыта»<>
style='mso-footnote-id:ftn176' href="#_ftn176" name="_ftnref176" title="">[176]. Экс­перименты в
области правового регулирования трудовых отношений применялись в России с
первых нормативных актов о труде. Так, За­кон от 3 июня 1885 г. «О воспрещении
ночной работы несовершенно­летним и женщинам на фабриках, заводах и
мануфактурах» вводил за­прет ночного труда женщин и подростков в виде опыта на
три года, т.е. носил экспериментальный временный характер. Первые годы Совет­ской
власти не стали в этом исключением. Так, на основе подписанных В.И. Лениным
декретов вводилось в виде опыта для рабочих ряда отрас­лей промышленности
натурпремирование
name="_ftnref177" title="">[177] -
особая форма оплаты тру­да, в соответствии с которой гарантированный фонд
заработной платы ставился в зависимость «не от количества рабочих, а
исключительно на единицу выпущенного предприятием фабриката»<>
style='mso-footnote-id:ftn178' href="#_ftn178" name="_ftnref178" title="">[178]. В 30-е годы прово­дился
эксперимент, связанный с введением на предприятиях торговли бригадной
материальной ответственности
name="_ftnref179" title="">[179].
Однако с конца 20-х годов ХХ в. такие правовые эксперименты стали носить
единичный характер. В общественных науках, в том числе и юридической науке, на
долгие го­ды воцарилась догматическая теория о несовместимости эксперимента с
марксистской социальной наукой и о недопустимости эксперимен­та как метода
исследования в праве
name="_ftnref180" title="">[180].
По этому поводу О.А. Красавчи­ков справедливо отмечал, что «юридическая наука
(за редким исклю­чением) вообще боялась самого термина «эксперимент»
применитель­но к социалистическому праву»
href="#_ftn181" name="_ftnref181" title="">[181].