Струве 67 67 67 67. | 25 кадров

Струве 67 67 67 67.

Струве 67 67 67 67.

Курс трудового права - Лушников А.М

Уточним, что К. Маркс
говорил о собственности на рабочую силу исключительно в контексте возможности
рабочего продать ее на рын­ке. Эту концепцию восприняли многие русские
экономисты, в том числе М.И. Туган-Барановский и П.Б. Струве<>
style='mso-footnote-id:ftn67' href="#_ftn67" name="_ftnref67" title="">[67]. Но для экономистов
это скорее образное выражение, связанное с существованием рынка труда как одной
из составляющих, наравне с рынком товаров и рын­ком капиталов, рыночной
экономики
title="">[68].
Наш современник американ­ский экономист Д. Стиглиц видит главное отличие труда
от других факторов производства в «человеческом аспекте труда»<>
style='mso-footnote-id:ftn69' href="#_ftn69" name="_ftnref69" title="">[69]. Примеча­тельно, что
структуру стоимости рабочей силы как товара Маркс бла­горазумно не рассматривал<>
style='mso-footnote-id:ftn70' href="#_ftn70" name="_ftnref70" title="">[70].


Опираясь на учение К.
Маркса, А.Е. Пашерстник обосновывал товарный характер труда при капитализме и его
нетоварный харак­тер при социализме. Он утверждал, что при капитализме рабочая
си­ла связана с личностью, но не совпадает с ней. В этой связи работник продает
не труд, а рабочую силу, которая в израсходованном виде пе­реходит в
имущественную сферу работодателя. Таким образом, преж­ней способности к труду
нет, а возникает новая способность к труду. А.Е. Пашерстник определял наем
труда как усложненную товарную сделку, содержащую в себе акт продажи и
фактического вступления в отношения власти и подчинения[71].
С.П. Маврин, наоборот, видит объектом рынка труда наемный труд, а не рабочую
силу[72]. Но правовое
различие этих экономических категорий не имеет значения. Мы пола­гаем, что
специфика изучаемого явления делает невозможным досто­верное описание
взаимодействия спроса и предложения на наемный труд в терминах экономической
теории и гражданского права. В лю­бом случае это сопряжено с таким большим
количеством условностей и допущений, что конечная конструкция теряет свое
эвристическое значение. Нельзя принять и идеологическое обоснование нетоварного
характера труда при социализме, при котором рабочему якобы просто некому
отчуждать свою рабочую силу при наличии общественной соб­ственности на средства
производства
title="">[73]. В
советский период подчерки­валось, что труд представляет собой сознательную,
волевую деятель­ность, направленную на создание потребительских ценностей<>
style='mso-footnote-id:ftn74' href="#_ftn74" name="_ftnref74" title="">[74]. Соот­ветственно ни
сам труд, ни даже произведенные им потребительские ценности объектом рынка не
являлись.