Стороны трудового договора названы Л.

Стороны трудового договора названы Л.

Курс трудового права - Лушников А.М

В науке трудового права становление
понятия работника связано с теорией трудового договора. А.Н. Быков в 1909 г.
одним из первых дал определение фабричного рабочего в русле противопоставления
физическим лицам, осуществляющим самостоятельный труд. Он пи­сал: «.фабричным
рабочим признается всякий рабочий на фабрике и для фабрики в пределах
фабричного двора, кроме извозчиков, от­возящих и привозящих сырье и продукты,
рабочих, занятых исклю­чительно сооружением новых зданий и мастерских, и
временных чер­норабочих, занятых случайными краткосрочными работами менее семи
дней»
title="">[1720].
В положительном праве отсутствовало данное понятие, и А.Н. Быков вывел его,
опираясь «на целый ряд административных разъяснений». Л.С. Таль обоснованно
утверждал, что понятие «фаб­ричный рабочий» нуждается в более четком
определении
name="_ftnref1721" title="">[1721].
Отталкива­ясь от выведенных им признаков трудового договора, Л.С. Таль опре­делил
работника как физическое лицо, которое обещает за известное вознаграждение
приложить свою рабочую силу на определенный или неопределенный срок к
промышленному предприятию другого лица, подчиняться внутреннему порядку этого
предприятия и хозяйской власти
href="#_ftn1722" name="_ftnref1722" title="">[1722]. Стороны трудового договора
названы Л.С. Талем как «рабо­тодатель» и «рабочий (физическое лицо)». Следует
отметить, что Ус­тав о промышленном труде (изд. 1913 г.) в качестве субъекта
договора личного найма рассматривал «рабочих», а также определял ограниче­ния
по применению труда малолетних рабочих от 12 до 15 лет и от 15 до 17 лет.
Полная гражданская правосубъектность возникала по дос­тижении лицом 21 года. До
17 лет в гражданских правоотношениях за совершеннолетних должны были
действовать их законные представи­тели (родители или опекуны), а сделки,
осуществляемые подростка­ми с 17 лет до 21 года, требовали одобрения родителей
(попечителей). Между тем УПТ в отношении несовершеннолетних, заключающих
договор личного найма, устанавливает иные правила. При найме на фабричные и
горнозаводские работы несовершеннолетние, имевшие отдельный вид на жительство,
не нуждались в разрешении родителей на срок действия паспорта (ст. 46 УПТ).
Аналогичное правило было установлено и в отношении замужних женщин. По
гражданскому за­конодательству муж был вправе воспрепятствовать жене наняться
на работу. Однако при найме на фабричные работы жена, имевшая от­дельный вид на
жительство, не нуждалась в согласии мужа, который не имел права на ее
заработок. В данном случае мы можем вести речь о несовпадении гражданской
правосубъектности физических лиц и их правосубъектности в отношениях личного
найма.