Председатель Конституционного Суда РФ В.

Председатель Конституционного Суда РФ В.

Курс трудового права - Лушников А.М

и не имеющими юридической силы .

В дополнение к последней из рассматриваемых
точек зрения отме­тим, что решения о признании нормативных актов недействующими
(недействительными) принимают не только Конституционные (устав­ные) суды, но и
общие (ст. 251-253 ГПК РФ), арбитражные суды (ст. 191 АПК РФ). Суд, признавая
нормативный акт (полностью или в части) не­действующим (недействительным),
фактически отменяет его действие. Органы власти, которые приняли нормативный
акт, признанный судом незаконным, обязаны привести его в соответствие с
действующим зако­нодательством. Такое судебное решение распространяется на все
субъ­екты российского права и публикуется в печатном издании, в котором был
официально опубликован оспоренный нормативный акт.

Таким образом, наряду с руководящей
практикой высших судов (правовые позиции конституционных судов, правоположения
высших судов) одним из источников права следует, на наш взгляд, признать и
судебные решения Конституционных (уставных), общих и арбитраж­ных судов,
которыми нормативные акты признаются недействующи­ми полностью или в части. Эти
судебные решения, как и нормативные акты, подлежат обязательному официальному
опубликованию. Они занимают особое место в системе источников трудового права.

Российская Федерация как участник
Конвенции о защите прав че­ловека и основных свобод признает юрисдикцию
Европейского Су­да по правам человека (ЕСПЧ) обязательной по вопросам толкова­ния
и применения Конвенции и Протоколов к ней. Это поставило на повестку дня вопрос
об определении места решений названного Су­да в системе источников российского
права. В очередной раз мнения ученых разделились. Одни ученые, мнения которых
нам представля­ются обоснованными, признают их в качестве фактических источни­ков
права, которые носят обязательный характер
href="#_ftn1456" name="_ftnref1456" title="">[1456]. Пленум Верховно­го Суда
РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей
юрисдикции общепризнанных принципов и норм меж­дународного права и
международных договоров РФ» отметил, что при­менение судами вышеназванной
Конвенции должно осуществляться с учетом практики, правовых позиций
Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о
защите прав человека и основных свобод. Н.С. Бондарь пишет о необходимости
учета «двуединой юридической природы судебных актов ЕСПЧ», во- первых, как
обязательных казуальных решений, вынесенных в отно­шении России; во-вторых, с
точки зрения содержащегося в этих реше­ниях официального (нормативного)
толкования (правовые позиции) положений Конвенции. Причем последние имеют
большую по отно­шению положениям национального законодательства юридическую
силу
title="">[1457].
Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин пола­гает, что названная
Конвенция занимает уникальное место в россий­ской правовой системе, не просто
имеет приоритет перед внутренним законодательством, а действует в качестве
конституционного права
name="_ftnref1458" title="">[1458].