Но и наем труда, связанный

Но и наем труда, связанный

Курс трудового права - Лушников А.М

Уже во второй половине
XIX в. считалось безнравственным смот­реть на труд как на прочие товары.
Концепция товарности труда - фе­номен Средневековья, хотя его истоки можно
найти в римском пра­ве. С этим связана следующая специфическая характеристика
труда. В отечественной науке подчеркивалось, что труд всегда представляет собой
взаимодействие трех компонентов: целесообразной деятельно­сти людей, предмета
труда и средств труда
name="_ftnref63" title="">[63].

2.   Труд
не может выступать в качестве товара, так как он не под­лежит эквивалентному
обмену на другую вещь, не может быть отде­лен от личности продавца и перенесен
в чужую имущественную сферу и к тому же не является внешне выраженной вещью или
иным имуще­ственным благом. Очевидно, что при рыночной экономике как меха­низме
урегулирования спроса и предложения она оказывает влияние на все стороны
социально-экономической жизни. Но с таким же ус­пехом мы можем говорить о
«рынке талантов», «рынке невест» и др. При конституционных свободе труда и
свободе предпринимательст­ва мы можем констатировать только право работника
самостоятель­но распоряжаться своими способностями к труду и право работодате­ля
использовать наемный труд. Чисто рыночным механизмом пред­ложение наемного
труда и его спрос не урегулируются, хотя говорить о рынке труда в
экономико-теоретическом контексте существования рынка капитала и рынка товаров
можно и нужно. Первым, без всяких оговорок, труд приравнял к товару британский
экономист Д. Рикар­до, который писал: «Труд, как и любые вещи, кои можно купить
или продать.»
title="">[64].
Утверждение о возможности продажи работником сво­его труда или рабочей силы,
которое до сих пор можно встретить не только в публицистической, но и в научной
литературе, с точки зре­ния права не выдерживает критики, ибо продать что-либо
временно нельзя. Это было очевидно уже для экономистов конца XIX в.<>
style='mso-footnote-id:ftn65' href="#_ftn65" name="_ftnref65" title="">[65] Таким образом, в
чистом виде труд можно продать только при рабовладении вместе с личностью
работника. Уже в конце XIX в. общепризнанным являлось положение, что рабочий не
продает свой труд, а обязуется ра­ботать, т.е. по поводу труда у работника
могут возникнуть обязательст­венные отношения, второй стороной которых является
работодатель. Эту позицию четко выразил русский цивилист К.П. Победоносцев:
«Нельзя закупить личный труд человека, можно только нанять его»<>
style='mso-footnote-id:ftn66' href="#_ftn66" name="_ftnref66" title="">[66]. Но и наем труда,
связанный с передачей его в пользование нанимате­лю, не может считаться адекватным
термином, так как пользование представляет собой одно из правомочий права
собственности и про- изводно от него. О распоряжении чужой рабочей силой также
гово­рить не приходиться, если мы имеем дело не с периодом рабовладения или
феодализма. Это не столько терминологическое, сколько сущно­стное противоречие,
вызванное тем, что в трудовых отношениях иму­щественная и обязательственная
составляющие, а также организаци­онный и личностный элементы соединены
неразрывно. Если исполь­зовать гражданско-правовую терминологию, то со времен
Л.С. Таля говорилось о временной передаче права пользования трудом работни­ка
(наемным трудом) в чужую хозяйственную сферу (т.е. работодате­лю). Таким
образом, и термин «пользование», как мы уже говорили, не отражает сути явления.