На наш взгляд, теория добросовестности

На наш взгляд, теория добросовестности

Курс трудового права - Лушников А.М

Таким образом, в тех случаях, когда
субъект трудового права нару­шает формально определенные законом, локальными
актами, коллек­тивным, индивидуальным договором пределы осуществления прав
(временные пределы, способы осуществления права и др.), то речь идет о трудовом
правонарушении и мерах юридической ответствен­ности. В случае действия общих
пределов осуществления права, ос­нованных на принципах права, выход за эти
пределы оценивается иной юридической конструкцией — злоупотребление правом, по­следствием
которой не являются карательные меры юридической ответственности. Юридическими
последствиями злоупотребления правом будут особые меры не карательного, не
штрафного характе­ра, направленные на восстановление правового положения
потерпев­шей стороны. При этом квалификация деяния в качестве злоупотреб­ления
правом должна осуществляться отнюдь не участниками кон­кретного правоотношения,
а юрисдикционными органами, в том числе судом.

На наш взгляд, теория «добросовестности в
праве» и генетически связанная с ней концепция злоупотребления правом не
утратили сво­его эвристического и практического значения. В этой части остаются
актуальными выводы философов права о взаимодействии права и фило­софских
категорий «добро», «совесть», «нравственность» (И.В. Михай­ловский, Л.И.
Петражицкий, Б.Н. Чичерин и др.). Не случайно тре­бования разумности,
добросовестности и справедливости при квали­фикации прав и обязанностей сторон
предусмотрены ГК РФ (ст. 6). Добросовестность (bona fides) следует
рассматривать и в качестве пра­вовой категории. В этой связи вполне уместно
вспомнить исследова­ние И.Б. Новицкого, который проследил формирование этой кон­струкции
в праве начиная с истоков — римского права. При этом он выделил два значения
этого понятия: субъективное и объективное
href="#_ftn714" name="_ftnref714" title="">[714]. В объективном смысле добросовестность
рассматривается как недо­пущение обмана, принуждения или уклонения под разными
предло­гами от исполнения договора. В субъективном смысле добросовест­ность,
например, в вещном праве квалифицировалась как незнание, невозможность знания
об обстоятельствах, препятствующих приоб­ретению права собственности на вещь.
Нельзя не подчеркнуть, что этот дуализм категории «добросовестность»
прослеживается и в со­временном ГК РФ.