Каскеля 395 395 395 395.

Каскеля 395 395 395 395.

Курс трудового права - Лушников А.М

С 1922 до конца 20-х
годов наука трудового права переживала свое­образный ренессанс, связанный с
введением нэпа и легализацией до­говорных трудовых отношений. В этот период
было проведено не­сколько плодотворных дискуссий, касающихся основных проблем
отрасли: предмета, источников, соотношения с другими отраслями права и др.
Именно в этот период были заложены теоретические осно­вы советской науки трудового
права. Однако всячески подчеркивался разрыв с дореволюционной традицией, хотя
интеллектуальная и лич­ностная преемственность была налицо. Это, в частности,
выражалось в том, что первые советские ученые-трудовики в большинстве сво­ем
были знакомы с работами своих зарубежных коллег и вели с ними вполне
цивилизованные дискуссии. Общепризнанным авторитетом пользовались труды
немецких ученых Г. Зинцгеймера и В. Каскеля, а также были широко известны
публикации Г. Ниппердея, В. Шеебар- та, Г. Шеффера, Э. Якоби, британцев Х.
Клейна и Г. Слессера, аме­риканцев Д. Коммонса и Д. Эндрюса, французов А. Вабра
и М. Эбле и др. Так, например, было переведено и опубликовано фундаменталь­ное
исследование немецкого профессора В. Каскеля
href="#_ftn395" name="_ftnref395" title="">[395].

Принятие КЗоТ 1922 г.
существенно оживило научные исследова­ния, а первой крупной публикацией по
отдельному институту трудо­вого права - трудовому договору стало исследование
К.М. Варшав­ского (1893—1981)
name="_ftnref396" title="">[396].
Он широко использовал дореволюционные труды пока еще находящегося в России, но
уже не имевшего возможности публиковаться Л.С. Таля. Эту работу К.М.
Варшавского его коллеги осудили за отсутствие строго марксистского подхода, но
назвали луч­шей из всего написанного по трудовому праву[397].
Вместе с И.С. Войтин- ским он разрабатывал догматику советского трудового
права. Варшав­ский обосновал положение о трудовом праве как замкнутой системе,
которая взаимодействует с другими отраслями права, был сторонни­ком
субсидиарного применения норм гражданского законодательства в регулировании
трудовых отношений, в том числе привлечения к ма­териальной ответственности
работников на основе норм ГК РСФСР
href="#_ftn398" name="_ftnref398" title="">[398].
К.М. Варшавского можно назвать представителем старой цивилисти- ческой школы в
трудовом праве. Он допускал общецивилизационный подход к проблемам трудового права,
считал несамостоятельный труд феноменом, присущим не только капиталистической,
но и социали­стической формации. Он одним из первых дал определение предме­та
трудового права, акцентируя внимание на регулировании челове­ческого труда, но
не всякого, а именно наемного. Фактически он ста­вил знак равенства между
трудовым договором и договором личного найма
href="#_ftn399" name="_ftnref399" title="">[399].
Варшавский рассматривал советское трудовое право в сравни­тельном ключе и в
контексте мировых тенденций. Он считал совет­ское трудовое законодательство
ответом на кризис правового регули­рования трудовых отношений, возникший на
Западе в начале ХХ в. и обострившийся после Первой мировой войны. В противовес
пози­ции большинства советских ученых-трудовиков КЗоТ 1922 г. виделся ему как
компромисс интересов работников и работодателей. Он пи­сал о том, что связанное
исторически с фабрично-заводским законо­дательством советское трудовое право по
большей части не устанав­ливает каких-либо совершенно новых по своему
содержанию норм, а распространяет, до известной степени механически, нормы
охраны труда фабрично-заводских рабочих на всех прочих нанимающихся<>
style='mso-footnote-id:ftn400' href="#_ftn400" name="_ftnref400" title="">[400]. Здесь однозначно
выражена мысль о преемственности дореволюци­онного фабричного и советского
трудового законодательства. Особо следует отметить, что Варшавский был автором,
по сути, первого со­ветского учебника трудового права[401].
Структура данного учебника ох­ватывала основные институты общей и особенной
частей отрасли. Из­ложение материала было построено на сравнительном анализе
норм КЗоТ 1922 г. и зарубежного трудового законодательства, а также на
сравнении с нормами КЗоТ 1918 г. При этом активно использовались
цивилистические конструкции, и по каждому вопросу у автора было свое видение
теоретических основ анализируемых проблем. В ито­ге мы имеем дело не с традиционным
учебником, где основное место уделяется анализу действующего законодательства,
а скорее с ком­плексным исследованием, где анализ истории проблемы сочетается с
ее теоретическим осмыслением и последующим выходом на дейст­вующее
законодательство и практику его применения.