Эта правовая позиция вновь прозвучала

Эта правовая позиция вновь прозвучала

Курс трудового права - Лушников А.М

Конституционный Суд РФ неоднократно
отмечал в своих решени­ях, что конституционный принцип равенства не
препятствует зако­нодателю при осуществлении правового регулирования трудовых
от­ношений устанавливать различия в правовом статусе лиц, принадле­жащих к
разным по условиям и роду деятельности категориям, в том числе вводить особые
правила, если эти различия являются объектив­но оправданными, обоснованными и
соответствуют конституционно значимым целям и требованиям (постановления
Конституционно­го Суда Российской Федерации от 27 декабря 1999 г. № 19-П «По де­лу
о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20 Фе­дерального закона
«О высшем и послевузовском профессиональном образовании»», от 24 января 2002 г.
№ 3-П «По делу о проверке кон­ституционности положений части второй статьи 170
и части второй статьи 235 КЗоТ Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Феде­рального
закона «О профессиональных союзах, их правах и гаранти­ях деятельности»»,
определения от 1 июля 1998 г. № 84-О по запросу Верховного Суда Российской
Федерации «О проверке конституци­онности положений статьи 25 Федерального
закона «Об основах го­сударственной службы Российской Федерации»», от 8 февраля
2001 г. № 45-О по запросу Люберецкого городского суда Московской облас­ти «О
проверке конституционности положений пункта 1 статьи 20.1 Федерального закона
«Об основах муниципальной службы в Россий­ской Федерации» и пункта 3 статьи 41
Закона Московской области «О муниципальных должностях и муниципальной службе в
Москов­ской области»»).

4.    Ограничение
трудовых прав должно быть соразмерным, обес­печивать баланс соответствующих
конституционных прав и свобод сторон трудового отношения, оптимальное
согласование интересов сторон трудового правоотношения. Как следует из правовой
позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в поста­новлении
от 24 января 2002 г. «По делу о проверке конституционности положений части
второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодек­са законов о труде Российской
Федерации и пункта 3 статьи 25 Феде­рального закона «О профессиональных союзах,
их правах и гарантиях деятельности»»
href="#_ftn662" name="_ftnref662" title="">[662], при регулировании
трудовых отношений, в частно­сти при установлении дополнительных гарантий
(преимуществ) для одной из сторон в трудовом договоре, законодатель - в силу
требова­ний ст. 1 (ч. 1), 7 (ч. 1), 8 (ч. 1), 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2),
34 (ч. 1), 35 (ч. 2) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации — должен
обеспечи­вать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, являю­щийся
необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как
социальном правовом государстве, что составляет правовую основу справедливого
согласования прав и ин­тересов работников и работодателей как сторон в трудовом
договоре. Эта правовая позиция вновь прозвучала и в Определении Конститу­ционного
Суда РФ от 8 апреля 2004 г. № 167-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы
гражданина Чертовского Ф.Ф. на нарушение его конституционных прав положением
части первой статьи 177 Тру­дового кодекса РФ».