Ему достаточно эмоционально, хотя и

Ему достаточно эмоционально, хотя и

Курс трудового права - Лушников А.М

Большую роль в развитии
науки трудового права сыграл ведомст­венный журнал НКТ «Вопросы труда»,
редколлегию которого дол­гое время возглавлял А.М. Стопани. На его страницах
публиковали свои теоретические статьи практически все советские ученые-трудо­вики.
Судьба этого журнала в какой-то мере отразила судьбу совет­ской науки. С начала
30-х годов на его страницах перестали публи­коваться дискуссионные
теоретические работы, зато стали преобла­дать публикации «на злобу дня» с
широким цитированием классиков марксизма-ленинизма. Редколлегия не сразу смогла
перестроить­ся под новые требования, и ее состав неоднократно менялся, а его
главный редактор И.А. Кравель (1897—1938) был арестован в 1933 г. Сам журнал
вскоре был закрыт в связи со слиянием НКТ и ВЦСПС. Программное значение имела
разгромная идеологическая статья, одним из авторов которой являлся Л.З. Мехлис
(1889—1953), на тот момент заведующий отделом печати ЦК ВКП (б), а впоследствии
идеолог массовых репрессий
name="_ftnref411" title="">[411].
Симптоматично, что именно в 1932 г. журнальная рубрика «Трудовое право» была
заменена на рубрику «Ор­ганизация и оплата труда». В это же время происходит
принципиаль­ное изменение в подходе к изучению зарубежного опыта. Если ранее он
исследовался относительно объективно, хотя иногда и не в меру критично<>
style='mso-footnote-id:ftn412' href="#_ftn412" name="_ftnref412" title="">[412], то начиная с 30-х
годов преобладало просто его огульное отрицание. При этом любая зарубежная
критика системы советских трудовых отношений, которая аргументированно
отвергалась и ра- нее<>
style='mso-footnote-id:ftn413' href="#_ftn413" name="_ftnref413" title="">[413], теперь
аттестовывалась только как «гнуснейшая инсинуация»[414].
Даже видные ученые, ведущие дискуссию с представителями рус­ской эмиграции,
опирались не столько на факты, сколько на идео­логическое неприятие. Так, С.
Шварц, эмигрант «первой волны», поместил в немецком журнале статью, где
утверждал, что в СССР «производство - все, а рабочий - лишь фактор
производства» и что администрация принадлежит «к новому господствующему
классу». Ему достаточно эмоционально, хотя и далеко не корректно, возра­жал
И.С. Войтинский, назвав зарождающуюся теорию социализа­ции трудового права
проявлением социал-фашизма
name="_ftnref415" title="">[415]. Примечатель­но,
что под это идеологическое клише подводились любые учения, не вписывающиеся в
идеологические рамки крепнущего сталиниз­ма. В то же время порочность правового
регулирования трудовых от­ношений в странах с действительно фашистским режимом
была от­мечена и аргументированно показана уже во второй половине 20-х — начале
30-х годов
title="">[416].