Для работниц, кормящих ребенка грудью,

Для работниц, кормящих ребенка грудью,

Курс трудового права - Лушников А.М

Уклонение от учета и явки
по трудовой повинности, самовольное оставление работы признавались либо
административным проступ­ком, либо уголовным преступлением (злостные и повторные
наруше­ния). Характерно, что за проведением трудовой повинности в жизнь следил
Главный комитет по всеобщей трудовой повинности во главе с председателем ВЧК
Ф.Э. Дзержинским.

3.   Имела
место преимущественно публично-правовая составляю­щая советского трудового
права, в отдельные периоды полностью ис­ключающая договорные начала. В КЗоТе
1918 г. даже отсутствовало само понятие трудового договора.

4.   Большой
массив подзаконных актов, которые корректировали, а нередко вытесняли и
изменяли нормы КЗоТ. Так, Общие положе­ния о тарифе от 17 июня 1920 г.<>
style='mso-footnote-id:ftn250' href="#_ftn250" name="_ftnref250" title="">[250] фактически заменили
КЗоТ 1918 г., хотя формально последний не был отменен. Например, на предпри­ятиях,
выпускающих продукцию оборонного назначения, были вве­дены обязательные
сверхурочные работы и работы в ночное время для женщин и несовершеннолетних.
Впрочем, еще Постановлением НКТ РСФСР от 4 октября 1919 г. большинство
прогрессивных огра­ничений в применении труда отдельных категорий работников,
пре­дусмотренных КЗоТ 1918 г., временно отменялось в условиях граж­данской
войны.

5.   В
первом КЗоТе было ярко выраженное уравнительное начало, выражавшееся, в
частности, в запрете труда по совместительству. На­правленность Кодекса на
обеспечение принудительности и уравни­тельности была очевидна изначально даже
для лояльных по отноше­нию к новой власти авторов[251].

Трудовые права мужчин и
женщин впервые были уравнены. В то же время беременные женщины на период
времени за восемь недель до и восемь недель после родов освобождались от
трудовой повинности (ст. 3 КЗоТ РСФСР 1918 г.). Для работниц, кормящих ребенка
грудью, должны были устанавливаться дополнительные перерывы через каж­дые три
часа работы на срок не менее получаса. По сути отпуск по бе­ременности и родам
приравнивался к времени болезни (ст. 78 и прило­жение к ней). При этом размер
пособий для беременных и рожениц ус­танавливался особым постановлением
Народного комиссариата труда (НКТ). Впрочем, специальный раздел о регулировании
труда женщин и подростков в КЗоТ 1918 г. отсутствовал. Это отвечало общей идео­логии
нового Кодекса и всего советского законодательства. Согласно п. 2 Введения КЗоТ
1918 г. его нормы распространялись «на всех лиц, работающих за вознаграждение,
и обязательны для всех предприятий, учреждений и хозяйств (советских,
общественных, частных и домаш­них), а также для всех частных лиц, применяющих
чужой труд за воз­награждение». К.М. Варшавский считал, что КЗоТ 1918 г. не
создал по большей части новых правовых норм, а распространил, до известной
степени механически, нормы охраны труда фабрично-заводских рабо­чих на всех
прочих нанимающихся. В этой связи вопросы, которые по существу должны были бы
получить различную нормировку для рабо­чих и служащих или работников различных
отраслей вследствие раз­личного характера труда, получили одинаковое, огульное
разрешение, ориентированное на одних только промышленных рабочих. Этот уче­ный
различия между советским правом до 1923 г. и западноевропей­ским видел не
столько качественными, сколько количественными
href="#_ftn252" name="_ftnref252" title="">[252].